Получить консультацию

Пять лет за твит

31 июля Владислав Синица опубликовал твит о сотрудниках Росгвардии и их семьях. Через три дня он был в СИЗО, через месяц — получил 5 лет колонии общего режима по 282-й статье. «Экстремистские» дела теперь рассматривают очень быстро

Пресненский суд Москвы приговорил к пяти годам колонии общего режима Владислава Синицу из Люберец, автора резонансного твита о детях силовиков, за «возбуждение ненависти». От публикации твита до приговора прошел всего месяц. Юристы называют приговор показательным и чрезмерно суровым. Подсудимый вину не признал и намерен обжаловать приговор.

  • Во время летних протестных акций в Сети стали появляться призывы деанонимизировать сотрудников полиции, работавших на митингах. В одной из дискуссий под псевдонимом Макс Стеклов поучаствовал и 31-летний Синица. Он написал в Twitter о возможных последствиях деанонимизации для сотрудников полиции и их семей.
  • Уголовное дело по 282-й статье возбудили через три дня после публикации твита, 3 августа. В тот же день блогера задержали, а 5 августа — арестовали. Через две недели дело Синицы направили в суд: на руках у следствия уже оказались результаты экспертиз.
  • Психолого-лингвистическая экспертиза Центра социокультурных экспертиз обнаружила в твитах Синицы признаки возбуждения вражды и «психологические и лингвистические признаки побуждения, в том числе в форме призыва». Эксперты из института криминалистики ФСБ, в свою очередь,не нашли в текстах «призывов к осуществлению насильственных действий в отношении сотрудников правоохранительных органов и их родственников».
  • Экспертизу, по данным «Медиазоны», проводили люди без профильного филологического образования. Один из экспертов — переводчик и преподаватель английского и немецкого, вторая — вообще учитель математики. Как отмечает адвокат FMG Group Игорь Головко, эксперты, не имеющие профильного образования, сегодня не редкость. Следователь фактически имеет право назначить экспертом практически любого человека, в чьей компетенции уверен.
  • Обвинение строилось также на свидетельских показаниях сотрудников Росгвардии. Они сообщили, что начали опасаться за жизнь своих детей, прочитав твит Синицы. При этом полицейские не смогли вспомнить ни названия своих аккаунтов в Twitter, ни даже мест, где дежурили во время протестных акций.
  • Судья Елена Абрамова пришла к выводу, что Синица «совершил действия, направленные на возбуждения ненависти и вражды».
  • Пять лет колонии — нетипично большой срок для этой статьи, считает Игорь Головко. Поэтому процесс над блогером можно считать показательным. Приговор чрезмерно суров, учитывая, что «преступление» было совершено в интернете, и от твита фактически никто не пострадал.
  • Шансы на уменьшение срока наказания у Синицы есть, считает адвокат, как и на пересмотр дела, если возникнут вопросы к доказательствам — экспертизам или показаниям свидетелей.

Почему это может быть важно для вас

Сесть «за репост» можно очень быстро. Расследования дел по «экстремистским» статьям длятся, как правило, не больше двух месяцев. Если речь идет о политическом заказе, следствие будет быстрым, а на нарушения в ходе расследования никто обращать внимание не будет.

Причем теперь следователь или оперативник могут провести необходимую экспертизу еще до возбуждения дела, когда будущий подозреваемый вообще ничего не знает. Если такую экспертизу оспорить, ее скорее всего снова закажут тем же экспертам, которые во второй раз придут к тем же выводам.

Дел по 282-й статье всё больше, а значит связи правоохранителей с профильными экспертами всё теснее, и проведение исследований по резонансным делам много времени не занимает. Следственных действий по таким делам тоже немного: помимо экспертизы это только обыск и допрос нескольких свидетелей.

Главная задача обвинения — доказать умысел подозреваемого. Он проявляется в желании добиться возбуждения ненависти и вражды и понимании общественной опасности своих действий. Найти конкретные доказательства умысла непросто, поэтому зачастую мы имеем дело с оценочным восприятием следователя, а затем суда, отмечает Игорь Головко.

Год назад Верховный суд рекомендовал судьям при рассмотрении дел за «лайки и репосты» наказывать за публикации в Сети лишь при явном преступном умысле, ведь у россиян есть конституционное право делиться информацией. Но поскольку на практике мы по-прежнему видим приговоры за посты и репосты, единственное, что может гарантировать вам безопасность, — внимательное отношение к тому, что вы пишете, комментируете и лайкаете.

Есть вопросы?

Мы вам перезвоним

Нажимая кнопку «Жду звонка» я даю согласие на обработку персональных данных